November 2nd, 2005

Володенька

Не верю

Как-то раз Константин Сергеевич Станиславский, Михаил Афанасьевич Булгаков и Владимир Иванович Немирович-Данченко остались в театре после репетиции и решили сыграть в покер.
Сели на сцене, стали пить водку из бутафорских стаканов, закусывать бутафорскими огурцами, играт бутафорскими картами.
Раздали первый раз... У Немировича-Данченко вышло каре, у Булгакова фул-хаус, а у Станиславского пара двойек, а также тройка, семерка и туз.
-Ай-ай-яй, - подумал Станиславский, но в слух ничего не сказла.
-Ух ты! -Воскликнул Немирович-Данченко.
-Ш-ш-ш, - протянул Белгаков.
-Ага, - сказал себе Станиславский, - Немирович старый и хитрый еврей, наверняка блефует, не верю я ему. А вот Булгаков хохол, скорее всего просто прикидывается, и ему не верю.
Стали торговаться. Булгаков поставил сто рублей, Немирович триста, Станиславский пятьсот.
Булгаков спасовал.
-Вскрываемся? - с надеждой спросил Данченко!
-Ща, тебе, - ответил Станиславский, - еще двести. Не верю я вам, мужики...
Что делать, пришлось и Немировичу пасовать.
В итоге Булгаков и Данченко уходили чуть ли не голыми, а Станиславский набил карманы деньгами друзей и сказал себе:
-Никому нельзя верить, тем более своему помощнику и второсортному писателю, соченяющему всякие сказки про собако-человеков и разные там яйца.
Он уже собрался уходить, когда дверь в гримерную открылась ипред светлые очи режиссера предстал высокий, статный товарищ в белом шарфе и с нафабренными усиками.
-Сыграем? - Спросил товарищ, кивая на карты, которые так и остались лежать на столе.
-С кем имею честь? - Поинтересовался Константин Сергеевич.
-Шулер, - ответил гость, но тут же поправился, - виноват, я хотел сказать Бендер, Остап, сын турецкого подданного...