June 21st, 2006

Володенька

Комментаторы

Они жгут любимые, не дают нам скучать.
Вы думаете вы смотрите футбол ради футбола, нет, родные, вы смотрите футбол ради того чтобы их послушать.
Тут и рассуждения В. Уткина о Тузике, грелке, домохозяйке и старой майке, конечно, но особенно, все-таки, перлы прочих товарищей.
Итак:
1. Вратарь целует своего... парня.
2. Ну, не слушается он меня, говорю же направо отдай, эх, ничем, в таком случае, помочь не могу.
3. А вот Манише, слушается, недаром в динамо поиграл.
4. Как обработал мяч, словно хирург, работаюший ПИНЦЕТОМ.
5. Футболисты сборной Англии овладели борьбой.
6. Ай-яй-яй, какой опасный момент упускает сборная Украины, мяч летит в верхний сектор трибуны за воротами.
7. Равная, в общем-то, игра с равными возможностями..., Месси прорывается к воротам, гол, 6:0.
8. Еще пара таких рикошетов и кто-нибудь на трибуне откинет копыта.

А еще мне очень нравится комментатор Бородюк. Жаль, только, что он один не комментирует, было бы упоительно. Почти полная тишина, но раз в пятнадцать минут он сообщал бы нам свои гениальные наблюдения, типа:
Когда идет дождь, трава мокрая.
У футболистов быстро перемещающихся по полю большое преимущество в скорости.
Правшам, должно быть, удобнее бить по воротам правой ногой, а не левой.
Удивительного все-таки ума человек, не даром нашу сборную тренерует.
Володенька

Сны

Когда засыпаешь в семь и спишь два часа, тебе снятся странные сны.
Вчера мне снился один сон, но он был вроде как двух серийный и одна серия как-то стремительно перешла вдругую.
Сначала мне снилось, что у нас какой-то семейный праздник и на него незнамо зачем явилась одна моя подруга, приведя с собой компанию плупьяных друзей и в том числе человека, которого я совершенно не жаждал видеть. С этим человеком мы вышли покурить на балкон, а потом произошло нечто непонятное, то есть то ли он пытался увест меня с балкона, то ли сбросить с него, то ли просто хотел чтобы я ему квартиру показал.
Тут началась вторая серия в процессе которой я выяснил, что Эдуард Львович снимает кино на пороге соседнего подъезда. Я спустился вниз, присел возле него и спросил, почему, дескать, вы, Эдуард Львович, кино снимаете, а меня в известность не поставили и не пригласили.
-Понимаешь, - сказал он, - кино-то я снимаю, но роли у меня только женские, у меня такая концепция, все происходит на пороге пятого подъезда в твоем доме и только между женщинами.
В фильме снималась группа лиц проходящая под кодовым названием "мои девочки", а так же еще группа львовских девочек, плюс обе мои племянницы, уборщица из РГГУ и Рената Литвинова в качестве гримера. А тот самый человек, который только что стоял со мной на болконе все это время ужасно суетился, дергал Эдика за руки и требовал роль, говорил даже, что умеет нарижаться в Брижит Бордо. Но Эдика этим не купишь.
Тем более, я точно знаю, никакой Брижит Бордо в пятом подъезде моего дома не проживает.