June 25th, 2006

Володенька

Бородюк

Я просто тащусь от Бородюка, новая суперфраза: "Игра мексиканцев впереди желает оставлять лучшего".
Володенька

Бразилия

Если когда-нибудь женюсь, то жена будет бразильянка.
Молчаливая, черноволосая и, главное, не говорящая по-русски. Если не будет уметь читать-писать - совсем хорошо
Она провела всю жизнь на пляже, играя с мальчиками в футбол, в следствии чего она с легкостью может в одиночку разгромить сборную России.
Бразилия - это не только футбол, фавела, преступност и карнавал, Бразилия - это не только фильм Терри Гиллиама, Бразилия - это спасение.
Йодушка

Она опять

Она сегодня снова пришла, сказала здравствуй, бесцеремонно прошла внутрь и села на стул:
-Поздравляй, - сказала она, - я замуж выхожу.
-Здорово, - говорю, - рад, очень-очень. За кого?
-Понятия не имею, мы три дня назад познакомились и имя я еще выяснить не успела, но, имя это, как говорится ерунда, главное, что это ТАКОЙ мальчик.
-Понял, а как же предыдущий.
-Ну, что за дурацкий вопрос, - улыбается, - разве я могу выйти замуж за человека с которым встречалась последние одиннадцать месяцев? Выходить надо за первого встречного.
-А с тем чего?
-Страдает разумеется.
-Ясно, а новый как? чем занимается?
-Новый, да не знаю, но, говорю тебе, это такой мальчик.
-Понятно.
-Что тебе понятно, я так люблю его, так люблю, он ТАКОЙ-ТАКОЙ.
-Да это-то я понимаю.
-Да нет, же, это ТАКОЙ мальчик, Леша, он просто...
-Ладно хватит.
На этом моменте я понимаю, что больше ничего путного я от нее не умлышу. Все-таки за определением ТАКОЙ мальчик стоит, пожалуй, все. Дальше только тупому не понятно, что к ней в сотый раз пришла самая большая любовь ее жизни.
Женщинам свойственно проверять чувства мужчин месяцами (типа ты счас бухой, повтори это завтра, ты счас нервный, повтори послезавтра), приэтом сами они влюбляются за полторы минуты порой в человека, которого видят впервые в жизни.
Должно быть - это и есть одно из самых логичных и последовательных проявлений женской логики.
Занятно...
и забавно...
Володенька

(no subject)

Иногда мне кажется, что если встать на голову, то все как-то уляжется внутри черепеной коробки, и будет сразу ясность.
Я хочу уехать поскорее отсюда и желательно очень надолго.
Мне кажется мне нечего больше тут делать.
Тут душно, пыльно, людно и временами жарко,
Временами холодно и но все равно никакого толку.

Я хочу на природу, к морю, к диким народам мумба-юмба.
Володенька

(no subject)

Я хочу уехать поскорее отсюда и желательно очень надолго.
Мне кажется мне нечего больше тут делать.
Тут душно, пыльно, людно и временами жарко,
Временами холодно, но все равно никакого толку.

Я хочу на природу, к морю, в Тувалу хочу, в Вануату.
Здесь мне скучно, и тошно и с городом нету сладу,
И от скуки хочется пензу грызть и жевать вату,
Облизывать волосы и кусать губную помаду.

Я уехать хочу хоть в пустыню, мне город этот обрыдл
Пошлый, глупый, раб спеси, хамства и лени,
Он жестокий, бездушный, как тот каменный идол,
Что для жертв человечьих стоял в Карфагене.

Надо выбрать одно из семи направлений,
Чемоданчик собрать, запасти сигарет,
Взять такси и, не делая резких движений,
Показать контралеру на лайнер билет.

А потом отдохнуть и расслабить колени,
Закурить или выпить, и в море упасть,
На неделе не пятниц семь, а воскресений,
И изгонит спокойствие бурную страсть.

Ты опустишь глаза и вздохнешь с облегченьем,
Свежий воздух вокруг и песок, и вода,
Ты спокойно живешь, ты живешь с наслажденьем,
Был бы рад здесь остаться совсем-навсегда.

Но нельзя нам надолго от дел отлучаться,
Нам нельзя от сует погружаться в Нирвану,
Так что с тихим покоем придется растаться,
Возврашщаясь в Москву - в объятья к шайтану.

Людям нужно движенье, покой им не светит,
Нужно вихрем носиться, вся жизнь, как юла,
Даже тем кому тошно, кому все перетит,
Даже им нет покоя, одни лишь дела.
Йодушка

Кения и Катя

Катя вчера наконец-то вернулась из Кении. Она прожила там два с половиной года с товарищем Джонатаном Ойесигсом, сыном какого-то большого кенийца. Они познакомились в Лумумбе, вскоре поженились и он увез ее в Кению.
Она стала смуглой и загорелой, но, мне кажется, она ужасно там запарилась.
Она говорила, что там жарко и душно, что полно озер, но купаться в них невозможно из-за морских змей и кобры. Ядовитый укус это ужасно, но она готова была умереть, только бы искупаться. Ее пугали нисколько укусы, сколько сами змеи.
Ойевсингса она почти не видела, днем он уходил работать, к папе, то есть спал за столом в просторном кабинете.
А еще там война, взрывы и отключают электричество.
Она часто спрашивала себя, что она там забыла.
В итоге желание уехать переросло в навязчивую идею.
И она уехала к чертям собачьим, правда, не сразу, он ее не пускал.
Теперь она свободная женщина.

Когда-то она была счастлива и двольна, теперь она устала и измучилась.
Я рад, что ты вернулась, Катька, добро пожаловать домой!