October 6th, 2006

Володенька

Петя с нами

- Федя, - изумленно выпалила Галя, глядя на симпатишного юношу в черном костюмчике, бесцеремонно сидевшего прямо на столе в маленькой неуютной кухне, - что ты здесь делаешь?
- Как что, тебя жду! - Как ни в чем ни бывало ответствовал незванный гость.
- Но как ты попал в мою в квартиру?
- У нас есть ключи от всех дверей, - улыбнулся Федя м ловким движением снял с носа темные очки, которые не имел обыкновения снимать, - я пришел к тебе, Галечка, пришел веселить тебя и за тобой ухаживать.
В этот момент Галечка совершенно определенно поняла, что прожила совершенно необыкновенный день, сперва к ней пристали в метро, а потом прямо в собственной квартире, да еще не абы кто, а сам Федя, от которого тащилась когда-то вся школа, а потом и институт.
-Ухаживать? Тут? В три часа ночи?
- Лапонька моя, - нежно улыбнулся Федя извлекая откуда-то букет ароматно вонючих лилий, - я же не порочным актом собрался с тобой заниматья, я пришел ухаживать... Так вот как ты смотришь на то, чтобы куда-нибудь пойти?
Галечка пребывала в состоянии полного клинического отупения. С одной стороны хотелось спать, с другой - отказать было сложно. Она как дура пялилась теперь на букет лилий, понимая ужасную вещь, она, как многие другие ужасна падка на всякого рода приятные сюрпризы. Цветочки, конфеточки, шампанское, шмотки, еще некоторые сверкающие штучки, - короче, практически бесполезноле барахло, которое, почему-то, открывает мужчине путь к мозгу женщины. То есть наоборот, путь к сердцу, а мозг, мозг придательски отключается, а интеллекта хватает только на то, чтобы тупо кивать и восхищенно говорить, что-то типа:
-Ах, как красиво! Спасибо Федя!
Она силилась сдержаться, но поняла, что уже поздно, она сказала те самые слова, которые свидетельствуют о полной и безоговорочной капитуляции.
-Так куда пойдем? - Самодовольно улыбаясь спросил Федя.
И тут Галя уцепилась за единственную спасительную соломинку:
- Федя, но ведь сейчас три часа ночи, может завтра?
- Сейчас, - резко произнес Федя, - спрыгнул со стола, схватил ее за руку и поташил куда-то.
И Галечка, едва ли не единственная девушка в школе, которой никогда не нравился этот пошловатый и наглый Федя, покорно засеминила вслед за ним.
- Федя, может я хоть надену что-нибудь покрасивше, а то ведь у меня только халат.
- Халат тоже хорошо! - Сказал он в ответ, - в одевании нет никакой необходимости.
Галечка из последних сил боролась с этим демоном-ракшасом, который играючи похитил ее из собственного дома в три часа ночи, но ничего не могла сделать.

Спустя каких-то две-три минуты Галечка уже выезжала из родимого двора в Федечкиной Тайоте. И вот, катя по вечерней Москве - из Бутово в Ясенево, из Яснева в Теплый Стан, она все отчетливее понимала, что всю жизнь страстно хотела только одного - очутиться в салоне Фединой Тайоты и мчаться во весь опор, нарушая все ограничения скорости и проиче правила дорожного движения, навстречу неизвестно чему. Мчаться вперед под темным ночным нбо, при вялом сиянии луны и звезд и ярком свете фанарей. Мчаться рядом с Федей. Она сидела на переднем сиденье, пристегнутая и слегка подавленная тем водоворотом событий, что закружился в последние полчаса. Она смотрела во все глаза на Федю, который спокойно вел машину, и понимала, вот он мужчина ее мечты, о нем она мечтала всю жизнь, просто скрывала это, боялась себе в этом признаться. Да не только себе, но и подружкам: Свете и Кате. Выходит, она вот так вот почти двенадцать лет врала лучшим подругам.
Сознание покинуло ее, теперь с ней была лишь одна мысль, мысль о Феде...

Петя беспокойно сел на кровать, надо срочно что-то делать, но что, где искать ее?
Поехать к метро Алексеевская стоять на перроне и тупо ждать, только все равно сейчас не выйдет, метро еще закрыто. Петя потер усталые глаза и отправился готовить омлет.