June 1st, 2007

Володенька

Орландо Блум, автобус и Дима Алексеев.

Мне снилось, что я долго жду какого-то автобуса. А со мной автобуса того же ждет целая толпа народу. Куда мы все едим не очень понятно, потому что рядом только одна дорога и деревянный указатель с красноречивой подписью "На Север".
Мы тупо ждали этого автобуса почти трое суток и вот, наконец, подъехала старая советская тарахтелка, похожая, на черствую плюшку. Пыльный, вонючий и очень шумный автобус сзадымленным салоном, и мы все ломанулись туда, пихались там, брыкались, чтобы занять место получше.
Наконец я протолкался к какому-то сидению, опустил свою пятую точку на твердую обивку кресла и немного перевел дух.
А когда мы двинулись, взгляд мой упал на соседа, который как ни в чем не бывало смотрел в окно, будто и не заметив, что всего пару минут назад в салоне автобуса кипела адская битва за места.
О ужас, я сидел рядом с Орландо Блумом.
Первые пару минут я не мог понять, как он оказался в автобусе идущем на север. Потом, осознав, что к северу мы можем приехать быстрее, чем мое адекватное состояние возвратиться ко мне, я начал предпринимать решительные меры.
-О, мистер Блум, - сказал я, силясь подобрать нужные слова на английском, - ю ноу, ай хэв э френд, хи из э герл.
-Простите, - изумился Блум на чистом русском, - вы сказали, что у вас есть друг, и этот друг девушка.
-Йес, мистер Блум, - закивал я международным жестом, - май френд их э герл, энд хи, ой, то есть ши, так вот, ши лавз ю вери вери мач.
-Очень рад за нее, - кивнул Блум.
-Со, мистер Блум, - радостно закричал я, - вы не могли бы, то есть, куд ю плиз гив ми самфинг фор хер?
-Разумеется мог бы, дорогой, - кивнул Блум.
Тут он вынул откуда-то из закрамов потертый рюкзак фирмы "Турист", развязал шнурочки и стал вынимать оттуда разные интересные штучки.
Минуты за три он извлек из рюкзака, лук, парик с длинными белыми волосами, пиратский медальон, локон волос Елены Прекрасной, фотографию Киры Найтли и с десяток своих постеров.
-И что же мне подарить вашему другу, который девушка.
-А финк, - говорю, - ши префе ол.
-Не борзейте, - возмутился Блум, - вы думаете вы один хотите от меня что-то получить, а как же бедные дети Севера. Выбирите что-нибудь одно.
Я тупо уставился на фотографию Киры Найтли, потом понял, что выбираю не для себя, и указал на один из постеров.
-Куд ю плиз райт самфинг?
-Конечно, - сказал он и тут же набросал огромное количество всяких слов красным маркером. - Ну что, довольны?
-Да, конечно, мистер Блум, то есть, оф корс, айм вери хэппи. Бат, ай хев энавер френд, энж хи из э бой.
-Простите, - снова переспросил он, - еще один ваш друг - мальичк.
-Йес. Энд соу, ин ауа экспедишн уи мейд э грейт плей, абаут зе пиратс оф зе Карибиан, энд май френд.
-Который друг, тот который мальчик, или тот, который наоборот?
-Ноу, май бойфренд, в смысли, ай мин, земейл уан. Со хи плей ю ин ауа плей.
-Дмитрий Алексеев?
-Ю ноу?
-Ну да, мы с мамой сомтрели, кажется этот спектакль, и она сказала мне, что он даже круче, чем я, да, Дмитрий Алексеев просто супер, кстати, если уж он и правда ваш друг, то это очень круто, я теперь всем друзьям смогу рассказать, что ехал в одном автобусе с человеком, который знаком с Дмитрием Алексеевым.
- О, - говорю, - бьютифул.
-Прекратите говорить, как герцог Бекингем из фильма о трех мушкетерах, видите себя достойным образом, вы же занкомы с Дмитрием Алексеевым. И вообще, что за манера говорить по-английски, вы что, не знаете русского?
-Но, то есть знаю.
-Замечательно, кстати, передайте Дмитрию Алексееву этот рюкзак.
-Не борзейте, говорю, а как же дети севера?
-Ничего, у меня для них еще один рюкзак припасен. Кстати, фотографию Киры Найтли вы мне, все-таки верните.
-Простите, говорю, мистер Блум, а можно я эту фотографию оставлю себе?
Он немного подумал, почесал задумчиво затылок и сказал:
-Да, пожалуй, в конце концов, я могу ведь Киру и еще раз сфотографировать, это совсем не сложно, хотя, честно говоря, ребята из съемочной группы в последний раз с большим трудом загнали ее в будку, но ничего, вам, как другу Дмитрия Алексеева, конечно, можно оставить эту фотографию