March 2nd, 2008

Володенька

Явление третье

Обама и Хиллари.

Обама:
Молилась ли ты на ночь, миссис Клинтон.

Хиллари.
О, мы американцы ходим в церковь,
Мы веруем, мой муж, а веруешь ли ты.

Обама.
Я верую, Америка и бог едины,
Наш бог американец, афро, подчеркну.

Хиллари.
Совсем не так, бог женщина.

Обама.
О нет, не может быть он женщиной,
Коварною фефелой, нет, женщиной
Презренной, изменившей мужу

Хиллари.
Мой муж, у вас проблемы с разумом должно быть,
Политкорректность позабыли вы,
И факт истории Америки великой,
Не я, а он мне изменил...

Обама (яростно)
Кто он?

Хиллари.
Мужчина первый мой, Мужик из арканзаса,
Что саксофоном Сербию мочил.

Обама.
Ах вот оно, а может он в Нью-Йорке,
Немного выпив сел на самолет,
И вместо Павлика приехал в Сан-Франциско.

Хиллари.
И в Санта-Барбару.

Обама.
Какую Барбару еще!
Химера, стерва, лохудра с фабрики,
Моя жена мне изменила и открыто, мне говорит о том,
Да не боясь стыда, при всех, вовремя праймериз.

Хиллари.
Ну что же суд, развод,
Прелестно, милый, я адвокатов вам пришлю.

Обама.
О нет, всей этой швали не надо мне,
Такое оскорбленье смыть может только кровь,
Подать гранатомет,
Молилась ли ты на ночь, миссис Клинтон.

Хиллари.
Зачем гранатомет, давайте в суд, я видел в кино,
Суды прикольней, и адвокаты там, все звезды сплошь,
Моим пусть будет, скажем, Джонни Депп,
Милашка, зайчик, прелесть, о шарман.

Обама.
Шарман, какой еще шарман, опять любовник!?
Подать его сюда, где он? В шкафу?

Хиллари.
А вы ревнивый муж и вам подходит,
Под адвоката Дастин Хоффман например,
Иль нет, пожалуй лучше Билли Кристал,
О нет, идея, круче будет Ричард Гир.

Обама.
Довольно...

Душит ее, она умирает.

Тут же появляется отряд коммандос окружает Обаму, арестовывает его и уводит в тюрьму.

Выходит МакКейн.

Маккейн.
Американец, зацени момент,
Я Джон Маккейн, и Я ваш новый президент!