March 7th, 2008

Володенька

Далеко теперь

Завтра будут "Три сестры", традиционный мартовский спектакль Льва Иосифовича, который я, по традиции, смотрю из зала и расчитываю смотреть из зала спектакли Льва Иосифовича еще как миниму несколько лет. Впрочем, на это спектакль я не попадаю, более того вероятность того, что я попаду на второй состав тоже невелика. Сказать, что меня это печалит... Да, меня это печалит, но не тот факт, что я не посмотрю спектакль из тринадцатого, примерно, ряда печалит меня, а то, главным образом, что я стал ужасно далек от школьного театра, причем далек уже совершенно определенно навсегда.
Я не хочу пафосных фраз о том, что я прощался со школьной сценой, я делал это много раз и все возвращался, но ощущение того, что больше я не вернусь преселдует меня с октября прошлого года. Дело в том, что даже когда я в зале, я ощущаю себя участником спектакля, потому что это мое, это происходит в моей школе, в моем доме, с близкими мне людьми, потому что это делают люди, которым каждый из нас обязан стольким, что перечислять будет слишком долго. И это чувство, чувство человека, который участвует (забаню любого, кто пошутит насчет участкового или соучастника) пришло в седьмом классе и оставалось со мной много лет, но и оно стало уходить. Я все больше чувствую себя чужим. Чужие кулисы, чужие подмостки, чужие декорации, чужой зал, чужой воздух. Что-то ушло и видимо, не в моих силах это вернуть Есть банальная мысль, что все кончается, так вот видимо и наш театр сейчас кончился. И вот теперь есть ощущение, что был дивный период в моей жизни, очень важный для меня, очень приятный и незабываемый. Но этот период кончился...
Мне трудно это пережить, мне турно с этим смириться, но то что было в моем последнем спектакле, - было поптыкой возродить то, что было раньше, искуственно вдохнуть жизнь в то, в чем жизни уже нет.
Теперь есть ощущение, что от меня откусили и, пережевав, выплюнули кусок меня самого. Мне трудно без этого, но я все больше ощущаю себя чужим. Я чужой на премьерах Соболева, я чужой на монологах и викторинах, я чужой даже на репетициях Эдуарда Львовича, потому, что сделав семь попыток прейти на них я всякий раз приходил к закрытой двери. Да и стоит ли мне приходить туда, если мне не побороть желания выскочить на сцену, если видя ее, я хочу подняться и посмотреть в зал, если я хочу играть, но логика жизни наталкивает на мысль, что мое время прошло.
Я все еще не могу спокойно смотреть на человека, который пусто и без выражения тарабанит свой текст, меня воротит от фальши, мне хочется в зал, но меня там уже нет.
Я очень старался описать чувство, которое не могу описать, но я стал теперь далек от театра. Это все равно, что быть чужим в своем доме, это тяжело, но это так.
Итак, завтра в пять я буду готовить шестичасовой выпуск новостей с Ириной Меркуловой, так что передайте мои поздравления и сакмые лучшие пожелания тем, кто будет завтра играть, кто будет там, на сцене... И пусть это будет лучший спектакль в их жизни...