February 11th, 2009

Володенька

Пепси. Зажигалка и помощник министра

Дело было в Южном Судане. Михаила Маргелова и всю российскую делегацию пригласили вечером на прием. Пригласил лично министр регионального сотрудничества Барандабас Бенджамен, который даже пообещал, что на прием придет лично президент Южного Судана Сальва Киир. Сальва Киир известен тем, что к элегантному костюму-тройке присовокупил не менее элегантную шляпу а-ля-Боярский. Впрочем, это мелочь.
Так вот, высоких гостей из России, представителя президента, его помощников и нас, журналистов, привозят на прием в клуб "да Винчи" (уж не знаю, какое отношение он имеет к Судану) на берегу Нила. Сажают за длинный стол вместе с работниками разных дипмиссий (Кения, Уганда, Лесотто и др.), министрами и прочими первыми лицами Южного Судана. Свет в помещении очень тусклый, жара и духота стоят невыносимые, а возле каждого кресла поставили по бутолочке пепси. Что любопытно, бутылочки все стеклянные и пепси внутри светится освежающими пузыречками. И так хочется сделать пару глотков, а вокруг ни официанта с открывашкой, ни открывашки без офицанта в каком бы то ни было виде.
На дальнем конце стола сидят Маргелов, министры, президент. Обмениваются похвалами, кто-то периодически называет Россию Совестким Союзом, звучат тосты за междунраодную дружбу, партнерство сотрудничество. Маргелов на русском произносит тост за народ Южного Судана.
А мне хочется пить. А поскольку ни открывашкой, ни офицнтом вокруг и не пахло, то я решил действовать сам. Взял бутылку и открыл ее зажигалкой. Рядом сидел корреспондент МК, который попросил, чтобы я и ему открыл. Открыл.
Проходит минут пять, с того конца стола ко мне подсходит высокий афро-африканец печального вида.
- Простите, - зычно и грустно сказал высокий афро-африканец печального вида, печально протягивая мне бутылочку Пепси, - вы не могли бы мне помочь?
- Конечно, - весело отвечаю я высокому афро-африканцу печального вида и открываю пепси зажигалкой.
- Как вы это делаете? - С любопытством спросил печальный афро-африканец высокого вида, который при ближайшем рассмотрении оказался замминистром Регионального сотрудничества.
- Да просто беру и открываю, - растерялся я.
- Очень занятно, - ответил высокий и печальный афро-африканец высокого и печального вида, - вы, должно быть, долго учились.
- Понимаете, - ответил я, - у нас в России каждый второй подросток уже лет в тринадцать умеет такие фортеля выкидывать.
- Как интересно, - ответил высоко-печальный афро-африканец и удалился с весьма веселым видом.
Вот, подумал я, внес я, все-таки, свой посильный вклады в российско-южносуданское сотрудничество. Теперь они либо зажигалки у нас закупят, либо подростков, то есть высококвалифицированных специалистов по открыванию пепси (а чаще пива) зажигалками.
Володенька

Пенни, Дес и водородная бомба

Есть такой глагол чудесный - пупеть. Вот я пупею. Пупею от феноменальной, неуправляемой, иррациональной фантазии сценаристов Лост. Примерно с того момента, как в сериале появился Михаил Бакунин, который бегал по острову в защитном костюме и три раза умерал. (я только из интернета узнал, что в итоге он подорвался на собственной гранате в море. Но это отдельная опера). Так вот. примерно с этого момента мне в голову лезла мысль, о том что для полноты картины не хватает какой-то маленькой детали. Ну, например, марсиан, джедаев, древних римлян, уничтожающего мир цунами, или, на худой конец, московского "Динамо", с кубком Лиги чемпионов или сборной Бразилии, выигравшей чемпионат мира по хоккею. Однако иррациональная фантазия сценаристов куда шире моей. Они навертели туда и закольцованное путешествие во времени и, внимание, неисправную (дырявую) водородную бомбу. Вот чего не хватает на самом деле. Это же просто шедевр.



Фраза, нет ли у вас бетона (на отсрове), тоже много стоит. Я к тому, что дымчатые монстры, ядерные исследования, эксперементы со временем, авиакатастрофы, водородные бомбы и спиритические сеансы - это все круто, но только должно быть что-то одно. Все сразу в одном фильме, это перебор.
Впрочем, есть в Лосте и вещи самые обыкновенные. Из сферы человеческих отношений. И это, пожалуй, то, за что "Пропавшим" можно простить все, включая бандитов с автоматами на пирогах и водородную бомбу с дыркой. Одна из таких вещей, этот трогательная, пронизанная глубоким человеческим трагзмом, история любви Пенелопы и Одиссея. В смысле Пенни и Десмонда. Он находится в глубоких жизненных исканиях, бросает любимую женщину (исключительно от сильной любви к ней же) плюет ей в душу и идет служить в королевский шотландский полк. Она рыдает, страдает, не хочет его видеть, но в итоге все ему прощает и, как и положено порядочной Пенелопе, любит и ждет (общее свойство всех Пенелоп и, видимо, исключительно их). Ну, он там, еще, правда, на остров попадает... Но, она все равно ждет, и любит, любит и ждет...



Ну, а кончается, все, естественно хорошо. Пенни дождалась Десмонда и в итоге они встретились на просторах индийского океана. На встречу с любимой женщиной, которой он звонил с острова (точнее с корабля, со стационарного телефона, который починил бывший офицер связи армии США по чистой случайности оказавшийся на этом корабле с ним), Десмонд явился на резиновом плоту в компании собратьев по несчастью. Он небрит, ободран и грязен. Она чиста, красива и элегантно одета, а приплыла на яхте с командой отборных индонезийцев.



Стоит особо отметить весь глубокий драматизм этой сцены. Герои сидящие в лодке совершенно не думают о том, что они будут есть. Они рассуждают о философии жизни, коллективных галлюцинациях, лоботомии добра и зла, алгебре... Короче, о чем угодно, только не о еде. И даже когда они видят корабль (его замечает не главный герой, а эпизодический, потому что главный решает в этот момент более глобальные проблемы), они не могут нормально порадоваться. Не могут, пототму что им не до того, им надо спасать исчезнувший остров, и тех, кто на нем остался.
И вот все хорошо, Десмонд и Пенни встретились, остальные герои восходят на борт корабля. Но в чем суть. В том что они представляют собой интернациональное сообщество. В лодке находятся кореянка, двое американцев, британец, австралиец, араб и латиноамериканец.
Все четко. Все красиво. И про ключевые фразы типа: "Остров этого не хочет, Джек", или "Остров не отпускает тебя, Джек" можно просто забыть.